«ЖИТЬ БЫ И ЖИТЬ…» (Посвящение Юрию Алотову)

 

Жизнь обычного человека, среднестатистического обывателя, обычно измеряется годами – количеством прожитых лет, трудового стажа, и показателями такого же среднестатистического успеха – наличием квартиры (лучше, если не одной), дачи, машины, какого-нибудь звания, дающего прибавку к долгожданной пенсии. Жизнь человека, живущего на Севере – это уже немного другая история. Северяне делятся на тех, кто работает здесь ради «светлого завтра» где-нибудь на Белгородчине, и на тех, кто не мыслит себя без этой земли, ее холодных туманов и сопок, пушистых от кедрача, без неискоренимого северного братства и тундровых ночевок у яркого костра. Отдельная история – аборигены, которые, несмотря на неумолимую поступь цивилизации, в душе остаются такими же, как и двести, и триста лет назад, «детьми природы». Чем же измерить возраст поэта, писателя, родившегося и живущего на Севере, в чьем сердце смешались украинские и корякские корни?. Что для поэта 65 лет?

По канонам нашей литературы настоящий поэт должен окончить свой путь в самом расцвете лет – тому примером судьбы Пушкина, Есенина, Маяковского. По меркам советского времени настоящим поэтом считался член Союза писателей СССР (на худой конец, РСФСР), чьи произведения печатались в различных сборниках или выходили отдельными книгами, и, как апогей признания, издавались в виде собрания сочинений. Как правило, эти авторы благополучно доживали до спокойной старости. Наш юбиляр – яркий пример сочетания несочетаемого. Обладая бунтарским и хулиганским характером, как трагически погибшие  классики русской литературы, он, тем не менее, благополучно дожил до 65-летнего юбилея, не надеясь, однако, на многотомное собрание сочинений. И живет он, как большинство аборигенов, на своей родине, встречая каждый новый день благодарностью духам предков.

Юрий Алотов давно знаком читателям и ценителям камчатской литературы. Ему повезло родиться в семье, где чтили обычаи и соблюдали традиционный уклад жизни. Ему повезло, что поэтический дар его заметили и оценили довольно рано. У него было много хороших и опытных наставников – Владимир Коянто, по-отечески критичный и неравнодушный, Евгений Коптев, Алексей Власов, Анатолий Долгов, на протяжении нескольких лет занимавшийся воспитанием молодой писательской поросли Корякии. Повезло, что первые шаги на пути творчества он делал в то время, когда писатель и поэт еще мог рассчитывать не только на свои силы – в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века Юрий Алотов стал участником и лауреатом нескольких конкурсов самодеятельного творчества, писательских семинаров. При поддержке различных организаций были выпущены книги «Слеги чавчувена» и «Жертвы вождя», молодой писатель смог побывать за рубежом, покорив неизбалованных северной экзотикой жителей Германии своей экспрессией и демонстративной приверженностью  традициям маленького камчатского народа.

Еще один распространенный стереотип о поэтическом творчестве – автор непременно должен испытывать различные трудности на своем пути, только тогда могут родиться настоящие шедевры. И опять Алотов живет не так, как принято по шаблону. Ему практически всегда идут навстречу, помогая, поддерживая, сопереживая и принимая. Это касается и его творческих исканий (как, например, произошло с его поездкой в Быстринский район, итогом которой стало рождение книги «Медвежья пурга»; с опытом создания первой сценической постановки по мотивам произведений В. Тан-Богораза «Чагарское поле», соавтором которой выступил трагически ушедший Валерий Етнеут, талантливый корякский хореограф), и с публикацией стихов, рассказов и повестей, которые издавались и на страницах периодической печати, и отдельными книгами.

Да, мы с сожалением говорим о том, что Юрию Алотову не повезло родиться в то время, когда национальная литература малых народов нашей страны была обязательным пунктом для крупных всесоюзных и республиканских издательств. Поэтому практически все его книги изданы на Камчатке, и современному российскому читателю очень трудно открыть для себя оригинального и интересного автора, если он не задается такой целью специально. Свой посильный вклад в пропаганду северной литературы вносит главный редактор издательства «Литературная Россия» Вячеслав Огрызко, публикующий произведения национальной литературы на страницах одноименной газеты, а также выпускающий ценнейшие сборники материалов и исследований о писателях-северянах. Так, в сборнике «Корякская литература», вышедшем в Москве в 2008 году, Юрию Алотову посвящено несколько статей, в которых его стихи и поэмы подвергаются детальному разбору. Как правило, все они эксплуатируют идею «двойственности» души нашего героя, которая присуща ему от рождения. Критиков завораживает и экзотичность происходящего – обращение писателя к духам, описание древних обрядов,  своеобразное толкование   легенды о происхождении названия родной реки Воямполки, и мастерское владение поэтической техникой, когда писатель играючи переходит с традиционного ямба на свободный стих, ставящий во главу угла выразительность эмоциональных выражений. В сравнении с классиками камчатской литературы Г.Поротовым, В.Коянто Алотов более метафоричен, он менее привязан к сегодняшнему дню, к литературным канонам. Его заслуга и в том, что он активно использует язык аборигенов – корякский, эвенский, апеллируя к зову крови камчадалов, тем самым обогащая полотно северной культуры новыми красками.

При всем этом он остается человеком, творящим и мечтающим, до сих пор мечущимся между своим призванием поэта и поисками простого счастья…Лучше всего о Творце говорят его строки:

Вот и живу

Где-то у скромной реки,

Чистой, застенчиво-светлой,

Суетной лишь по весне.

Тешу молву

Сладкой неубылью, всем вопреки,

Долгой звездой неприметной,

Как бы светящей извне.